Вел Колдин (velkoldin) wrote,
Вел Колдин
velkoldin

Якин и Ботагоз

Якин твёрдой решительно походкой зашёл в буфет Театра Юного Зрителя г. Караганда. В дальнем тёмном углу сидел Медведь. Не то чтобы животное, а просто Жасулан Кожахметов в коричневой потрепанной тужурке. Его недельная небритость не добавляла ему медвьежьего шарма, а скорее выдавала в нём молодого козла.

 

- Аспедыыыыыыы, - мычал Жасулан опираясь лбом на стол – Не верят они. Бездари!!! Вот бы я ещё перед детьми хвостом крутил!

 

Якин презрительно хмыкнул и подошёл к буфетчице.  Щёлкнул пальцами и молча уставился на Ботагоз. Ботагоз продолжала безмолвно пялиться на Ебения. Якин понял что в провинциальном городке Казахской ССР такой финт не прокатит.

 

- Девушка, накропите мне, кофейку.

 

Любая женщина в свои 45 услышав такое обращение втянула бы в себя живот и задумалась хорошо ли напудрено лицо. Но Ботагоз была прямая, как линейка. 10-тисантиметровая.

 

«Хуинку» – подумала Ботагоз и потянулась черпаком к двацатилитровой выварке с какао. Плеснув в гранёный, местами обкоцаный, стакан она подвинула ему этого  булыженого пойла по прибитому на стойку линолеуму.

 

- А здесь прилично. – Ебений демонстративно оглядел помещение и отковыряв драгоценный жёлтый пластилин, приклеенный каким-то благодарным юным зрителем, сел на табурет. – Только пусто как-то. Нет никого.

 

- Так спектакль же. «Алдар Косе и шайтаны». Переделали под Новый год.

 

- Понятненько, - Якин глотнул какао, манерно оттопырив мизинец, и глядя на Ботагоз подумал: «А почему бы и нет?»

 

- Я вот помню год назад ставил новогоднюю пьесу в Большом Кремлёвском, - начал свою охоту Якин -  для детей работников политбюро – как бы невзначай бросил он – помню тогда намучился с Пуговкиным. Я его привлёк на роль Деда мороза, вас, кстати, как звать?

 

- Ботагоз

 

- Интересное имя. Я – Ебений Иваныч Якин. Заслуженный режиссёр РСФСР  и по совместительству поэт. Приехал с творческим, так сказать, умыслом к вам. А что ваше имя значит, мон ами?

 

- Большие глаза. – буркнула Ботагоз, пропустив прононс Якина по обращению к ней. И гаркнула в сторону кухни – Жулдыз, баурсаки выноси!

 

- Очень красиво, Ботагоз. Непосредственно. Так вот. Ну и намучился я тогда с Сергеем. Ох и попил он моей крови. Представляете, сударыня, у меня в день 6 представлений! А этот деспот пьёт постоянно! И ведь талантливейший актёр, понимаете?

 

Я всем дал указание следить за ним, а художникам отдельно пообещал ноль пять

«Пшеничной», экспортной, если не будут с ним пить. Так эфтот каналья ишь что задумал! В одном моменте должна была сверху опускаться ёлка. И он хоровод водить с зверьём. Он взял и по ту сторону нвовогоднего дерева привязал мерзавчика.

Ботагоз вздёрнула одну бровь поверх  раскосого глаза давая понять, что тут она не совсем знакомое слово услыхала. Якин уловил этот момент и как тонкий психолог, слегка подержал барышню в неведении.

 

- А по сценарию, когда ель опускается, дедушка заходит за неё и выходит уже под музыку. Вот и в этот момент он умудрялся там жахнуть всего мерзавца. Это у нас так маленькие бутылочки по ноль двадцать пять называются. У вас я вижу таковых в наличии не имеется. Ну да ничего. Мы со своим ходим. Не воспротиветесь? – Ебений достал из хромированного сапога чекушку Московского коньяка. – Марочный – с гордостью произнёс он. – Люблю с кофеём попить его. Для, скажем так, вдохновения. – и всандалил в глотку несколько добрых, молодецких глотков.

 

Урррррр… Ааааа!!!  - именно так по мнению Якина должны реагировать талантливые режиссёры после испивания коньяка.

 

Ботагоз воплощала в себе настоящую невозмутимость. Если глянуть со стороны (например со стороны стенающего Жасулана) то можно предположить, что этот мужчина разговаривает со скалой ибо ни один мускул на лице Ботагоз не выдавал ни заинтересованность, ни безразличие, ни вообще какие-либо другие существующие эмоции. Как сфинкс торчит из египетского песка, так и буфетчица торчала из кафеля буфета.

 

- Да, ёкарный бабай! – Жасулан, что есть мочи жахнул по деревянному столу – Мухи-то откуда тут, зима на двореее – протяжно завопил он. И наигранно закончил – Музы нету, а мухи есть. Доколе!!!

 

Якин дёрнулся от хлопка и обернулся на актёра. Мысль была потерянна. В мгновение решил поменять стратегию и наброситься на женщину, как орёл на тушканчика. И сразу же, сказал, понизив голос и перегнувшись, через буфетную перегородку:

 

Из раннего. По памяти.

Сколько раз тебе враги без устали
Обречённо говорили «сгинь!»,
Но хранят и ныне камни Суздаля
Лёгкий шаг владимирских княгинь.
 

Хрясь! Таких звёзд Якин не видел давно. Они так сверкнули в глазах, что Ебений на мгновение ослеп и осел. Ботагоз, проработав больше 10 лет в этом буфете уже на 4ый год поняла, что от этой публики ничего, кроме наигранных ахов и вздохов (имеется ввиду оргазм – прим. автора) ждать не приходится. Успев родить троих балаларов за этот период и не увидев ни одного из этих джигитов у себя дома, она навсегда дала себе обет безбрачия и в качестве самозащиты всегда держала под рукой швабру, на которой болталась влажная половая тряпка.

 

- Это же ис.. ис.. куствооо – Якин разнылся, как баба, держась за влажную и одновременно горящую от знакомства с тряпкой щёку. На него стало стыдно смотреть.

- Кет отсюда! Шайтан! Жолоныз болсын и кет в свою Москву! Понаедут тут! – Ботагоз раскраснелась и не подумав, стала этой же тряпкой протирать столешницу у буфета.

 

Потерпев очередной крах, заслуженный режиссёр/кинолог(он всегда путал эти два слова – кинематографист и кинолог)/поэт/драматург Ебений Якин ретировался с поля боя. Поправляя застрявшие в заднице штаны он шёл к подмосткам, софитам, премиям, раутам. Но это позже. А пока в гостиницу на панцирную койку.

 

Tags: Творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 7 comments