Вел Колдин (velkoldin) wrote,
Вел Колдин
velkoldin

Павильонщица

Кошка приготовилась к прыжку. Она наблюдала за праздношатающимся голубем уже добрых минут десять. И вот видимо что-то внутри её кошачьего мозга подсказало ей: «Пора!» Вся прижалась к земле, задняя часть начала двигаться из стороны в сторону. Ещё мгновение и она скакнёт на эту зазевавшуюся птицу. «Хыч!!» - Ипполит гаркнул что есть мочи и для пущей убедительности ещё и хлопнул в ладоши. Голубь улетел да и сама кошка испугалась, потому что не ожидала такого ора и была всецело поглощена своими звериными инстинктами. Довольный своим героическим поступком, Ипполит вдарил окурком сигареты в землю и открыл дверь павильона. 

В этом павильоне рядом с проходной всегда было много народу. Особенно ближе к обеду. Покупатели были не только с завода, но и с близлежащих шараги и школы. Ученики и студенты на большой перемене прибегали сюда купить сосиски в тесте, беспонтовую пиццу или пироги с перемёрзшей картошкой от чего она была явно сладкой. По утрам самым ходовым товаром были сигареты и минералка. В обед – еда. Вечером. Нет, цветов в павильоне не продавали, хотя хозяин как-то в порыве нежности к своей тогдашней возлюбленной решил выделить у себя небольшой уголок под флору. Но так как первая же партия была полностью засушена из-за отсутствующего спроса больше он к этой бредовой идее не возвращался и продолжал завозить больше дешманского пива. Вечером оно продавалось со страшной силой. Вместе с арахисом за 6 рублей.

Ипполит долго вглядывался в витрину, думая чем же порадовать свой неизбалованный желудок сегодня.

- А у вас не продаётся борщ в баночках? – обратился он к продавщице.

Продавщиц в павильоне было 3 – 2 женщины(Гора и Рыжая – так их про себя называл Ипполит) и одна девушка(Люсьен – придумал ей такое имя неисправимый романтик). Гора как-то раз сделала ему замечание по поводу его кепки-«бегемотки». Сказала, что они не в моде и он в ней «похож на проныру, хотя когда без неё – порядочный мужчина». Странно, но Ипполит чувствовал себя с тех пор неловко заходя в павильон в этой кепке и в конце концов вообще перестал её носить.

Рыжая как-то раз заметила, что молоко бывает полезней портвейна и что «вы себя совсем не бережёте». Чувствовалось, что они относились к нему, как к сыну. Хотя, кто знает этих женщин в 45. Ипполит узнает их ближе только лет через 10-15, а пока – не готов.

И только Люсьен никогда ничего не говорила и только улыбалась ему и отвечала однозначно: «Да», «Нет», «Ваша сдача», «4 рубля не будет? Я вам пятьдесят сдам.». Невысокого роста, широкой кости, о светлых волосах и груди размером с собачью голову. Причём собаки большого размера.

- А у вас не продаётся борщ в баночках? – обратился он к Люсьен.

- Нет, - ответила она и Ипполиту вдруг показалось, что у неё очень сексуальный голос.

- Жаль. Дайте тогда две сосиски в тесте и я за 28 рублей сделаю ещё один уверенный шаг к гастриту.

Люсьен улыбнулась, хотя Ипполиту в этой фразе ничего смешного не казалось. И выдала:

- Может вас накормить борщом?

Замешательство длилось ровно половину секунды.

- Да, я бы не отказался.

Люда рассмеялась и как-то нелепо хрюкнула во время смеха. Тут же сказала «ой» и ещё больше рассмеялась в это же время забрасывая выпечку в микроволновку.

- Что-то ещё? – улыбалась эта кнопка

- Давайте более детально обсудим ваше предложение на счёт борща. – Ипполит решил, что не надо сейчас строить из себя кого попало и надо попытаться воспользоваться этим подарком судьбы.

- Щас некогда. Очередь. Вечером заходите.

- А ведь и зайду – ответил и взяв полурасплавленный пакет с непрожаренной жратвой превратился в прах, растворившись в павильоне.

Вечером Ипполит открыл тяжёлую дверь павильона и обнаружил что там был всего один покупатель. Рассчитавшись он вышел и влюблённые («ну по крайней мере Люсьен-то точно в меня втрескалась» – самоуверенно думал Ипполит) остались наедине.

- Привет

- Привет – они ещё были в силах сдерживать страсть.

- Так что на счёт борща?

- Да я же пошутила – Люська рассмеялась, а Ипполит захотел выпить.

- Ну и шуточки. Дайте водки, мерзавчика.

- 88 рублей

- И шоколадку.

- Кто же шоколадкой закусывает? Ну вы даёте.

- Дают, дорогая, женщины. Но не всегда. А я дарю – это тебе. – обольститель протянул шоколадку, которая только что легла ему в ладонь из ладони Людмилы. Такой резкий переход от грубости к нежности ошарашил Людмилу и ей показалось, что перед ней её Руслан. Хотя что у них было там, в произведении какого-то поэта, она не знала. Просто слышала такое словосочетание: Руслан и Людмила.

Люсьен расплылась в улыбке и зачем-то опять рассмеялась.

- Всё равно 112 рублей.

- Я понимаю. И не отказываюсь. Знаешь, как я называю тебя в своих мечтах?

- Как же? – про мечту она почему-то не удивилась.

- Люсьен, это твоё имя на французский манер.

- Хахахахаах, а ты чего эт был во Франции чтоль?

- Нет. Ну и что? Я – русский. Мне тут хорошо. Я борщ люблю. Люсьен, накорми меня борщом?

В однокомнатной хрущёвке Ипполиту вдруг стало невыносимо тоскливо и грустно. Ему показалось, что он купил её за шоколадку. Даже названия её точно не знает и стоит она то ли 20, то ли 30 рублей. Наверное именно этого ей не хватает в своей одинокой жизни. Каждый день через неё проходят под сотню людей. Все что-то покупают и уходят. Кто-то может сказать «Спасибо», когда она подаст товар. Кто-то пьяный может даже сказать какой-нибудь глупый комплимент, однажды один ухарь даже пытался схватить её за грудь (дело было летом, жарко и она была в одной майке), но будучи изрядно сизым просто завалился на прилавок. Получил от Людки по башке блоком сигарет и свалил. И ни одна сволочь никогда не подарила ей ничего. Никакой мелочи. Самые стрёмные дни для неё были – праздники. Люди приходили парами либо покупали что-то для праздника – торт-мороженое и ветчину – сразу ясно, что торт для женского полу, ветчина ему, мужику, на закуску. И тому подобные выводы делала павильонщица. И понимала, что при этом никто не думает о ней, что ей сейчас идти в свою однокомнатную хрущёвку и смотреть сериалы. Ипполит курил на кухне, а Людка лежала на своём диване. Бесстыже голая, но удовлетворённая. Ему было стыдно. Он знал, что они никогда не будут больше повторять это, потому что она из параллельного мира. Сериалы, попсовая музыка, журнал Cosmopolitan, просто как окно в другую жизнь, в которую она никогда не попадёт. Да и не мечтал он о Людке никогда. Соврал. Чтобы всё-таки поесть борща и воспользоваться её сбитым телом.

Но пусть для неё он останется героем. Пусть она поверит в принца, который когда-нибудь остановится возле этого павильона чтобы купить газировки и полюбит её. Вот этот же полюбил. Вон даже шоколадку подарил и бутылку «Кадарки».

- Люсьен! Мне пора идти. Сегодня во вторую смену вызвали работать. Ты тут не скучай без меня. Увидимся! – он неуклюже чмокнул её в щёку и погладил по груди. Она была безудержно пьяная и счастливая. Настолько, что даже ничего не сказала и не поняла.   


Tags: Творчество
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments